forex, форекс, CFD на акции и индексы, драгоценные металлы
"Сервис Инвест"



Реклама


Вернуться к списку статей

«Самый умный человек не может знать, что он будет думать; но он должен быть уверен в том, что он будет делать». (А. Арсонваль)
Бен Бернанке. Фото пресс службы Белого дома США

Бен Бернанке — чиновник, ученый, финансовый гений


В октябре прошлого года президент США Джордж Буш назначил на место уходящего главы Федеральной резервной системы (ФРС) легендарного Алана Гринспена — ученого-макроэкономиста Бена Шалома Бернанке. Кто же он, этот новый «повелитель доллара»?

Бернанке (или Бернэйнк — есть и такое прочтение) до назначения был председателем Совета экономических консультантов при администрации президента США и членом правления Федеральной резервной системы (U.S. Federal Reserve). Ранее, в течение 17 лет был известным ученым в области денежной политики.

Он был не единым кандидатом на пост председателя ФРС. Аналитики рассматривали также кандидатуры главного помощника и бывшего управляющего ФРС Дона Кона, бывшего советника Буша Лоуренса Линдсея, бывшего сотрудника министерства финансов Джона Тейлора, ректора бизнес-школы Колумбийского университета Гленна Хаббарда, и экономиста из Гарварда Фельстайна — бывшего председателя экономического совета при Рейгане.

Надо отметить, что должность председателя ФРС уникальна, и не только в США, но и во всем мире, по своей значимости, полномочиям и и влиятельности.

ФРС — генератор ожиданий

Последний глава Федеральной резервной системы США — Алан Гринспен — правил в течение 18 лет. 80-летний ветеран-финансист был назначен на свой пост в августе 1987 г. еще президентом Рейганом, и за годы своего правления стал подлинным гарантом стабильности финансовой системы США.

Во время выступлений Гринспена рынок ловил каждое его слово, каждую интонацию, пытаясь расслышать любые намеки на возможные предстоящие действия ФРС. Его должность многие считали даже более значительной чем должность президента.

Центральный банк США может влиять на мировой денежный и фондовый рынок, даже не создавая какого-либо события. Он создает основную движущую силу этих рынков — ожидания. Если Алан Гринспен в своем выступлении говорил, что будет поднимать ставки, это равнозначно, если бы ставки были уже подняты. Ожидания будут непременно дисконтированы в цену активов, притом немедленно. Ожидание инфляции — уже и есть инфляция.

После публичного заявления о планах поднятия ставок, вопрос уже не в том, будут ли ставки подниматься, а в том — насколько они поднимутся. Публичное заявление главного банкира уже и есть фактор действия. А изменение ставок — само собой разумеющееся действие. Например, заявить заранее о денежной реформе это всё равно, что ее начать. Поэтому банкиры всегда молчат. Любое их слово создает ожидания, и их планы и есть их дела.

За долгие годы своего правления имя Алана Гринспена стало нарицательным! Рынки боялись Гринспена. Теоретически решения по ставкам принимались коллегиально, но практически Гринспен манипулировал ставками по своему усмотрению. Он то подхлестывал американскую экономику, то подавлял ее рост. Он успешно справился с катастрофическим падением фондового рынка в 1987 г., еще в самом начале своего правления. Рецессия начала 90-х гг. получилась мягкой, а мировые рынки не посыпались.

В 1996 г. он начал крестовый поход против роста фондового рынка, объявив настроения инвесторов «иррациональным восторгом», неуклонно восстанавливая рациональность и закручивая ставки. Гринспен действовал последовательно и методично. Точно так же последовательно и быстро он понизил ставки после того, как в 2000 г. фондовый «пузырь» лопнул.

К ветерану привыкли мировые инвесторы, брокеры, политики, СМИ. Он стал воплощением стабильности и неотъемлемой частью финансовой системы. Жизнь без Гринспена казалась невозможной. Сенатор Маккейн даже предложил: если Гринспен, не дай Бог, умрет — сохранить это в тайне. «Посадить его в кресло и сделать вид, что ничего не случилось!».

Казалось непостижимым, что он может уйти не померев — взять и оставить свой пост. А он ушел, оставил его планово, по истечении срока. Когда стало известно, что новым «Гринспеном» будет назначен некто Бернанке, ошарашенная публика отреагировала с недоумением.

В наследство от Алана Гринспена Бернанке достались низкая инфляция, низкий уровень безработицы и опыт успешного преодоления нескольких серьезных кризисов. Хотя, вряд ли можно назвать хоть какую-то идею Гринспена, которая позволила бы добиться успеха его преемнику. Ведь бывший глава ФРС умышленно избегал любых догм. Он с недоверием относился к ученым экономистам и к их теориям. Его главный секрет был в изумительной гибкости.

Кто же он, новый «повелитель доллара»?

Бернанке родился в 1953 г. в городе Августа (штат Джорджия) в семье фармацевта и школьной учительницы. Вырос в маленьком сельском городке Диллон (Южная Каролина), население которого едва достигало 7 тыс. человек. Его отец Филип владел в городке аптекой.

Его мать Эдна вспоминает, что сын всё свое время посвящал учебе и по вечерам всегда занимался тем, что готовил домашние задания. В возрасте 11 лет Бернанке стал чемпионом Южной Каролины по правописанию, но в общенациональном конкурсе провалился. Он изучал скорочтение, быстрый счет. Выучил иврит, чтобы позже проводить церемонии, которые обычно проводит раввин.

В старшем школьном возрасте он даже написал роман о подростковых проблемах. Издатель, которому Бен предложил свою книгу, отказался ее печатать, но посоветовал продолжать писать.

После школы Бернанке поступил в Гарвардский университет. Сначала он хотел заниматься английским языком, но потом заинтересовался экономикой. В 1975 г. он с отличием окончил университет по специальности «экономика».

В этом же году он стал членом общества Phi Beta Kappa (в нем состоит 41-й президент США Джордж Буш-старший и некоторые члены его семьи). И есть основания считать, что Бернанке — ставленник Буша.

Через четыре года Бен защитил докторскую диссертацию в Массачусетском технологическом институте (MIT) и получил ученую степень доктора психологии (PhD).

Он женился на преподавательнице испанского языка Анне. У них есть двое детей — сын Джоуль (родился 05.12.1982 г.) и дочь Алиса Гейл, (родилась 21.06.1986 г.).

В 1979 г. Бернанке окончил школу бизнеса Стенфордского университета и там же преподавал экономику.

С 1983 г. он работает аналитиком в Фонде Альфреда П. Слоуна. А в 1985 г. становится профессором политэкономии при Woodrow Wilson School в Принстонском университете, где долгое время преподает экономику и обществоведение. С 1996 по 2002 г. был деканом экономического факультета.

Именно там он стал развивать теорию нобелевского лауреата Милтона Фридмана о роли, которую ФРС сыграла в возникновении Великой депрессии, и написал множество работ о механизме, практике и истории работы различных центральных банков.

Здесь Бен заслужил репутацию прекрасного руководителя. Он любил повторять, что является лишь первым среди равных и разница между ним и остальными профессорами только в том, что у него есть кресло.

Бернанке последовательно и заслуженно завоевывает авторитет, получает признание коллег, бизнесменов, финансистов страны. С 1987 по 1996 г. его приглашают читать лекции и сотрудничать университеты и банки Филадельфии, Массачесутса, Принстона, Нью-Йорка. Он становится уважаемым ученым-экспертом при решении самых спорных проблем в денежном секторе экономики.

В 1999 г. Бен — стипендиат фонда Гуггенхейма. Ими становятся ученые, которые проявили исключительные способности в науке или искусстве (стипендия составляет около $35 тыс.)

Бернанке разрабатывал теорию монетарной политики Национального бюро экономических исследований (National Bureau of Economic Research, NBER) и был членом Комитета NBER по датированию бизнес-циклов. В июле 2001 г. он назначен редактором American Economic Review.

Ученый — автор многих работ по экономике. В соавторстве с Робертом Фрэнком он выпустил учебник «Принципы экономики». Он исследовал проблему объединения большого числа индикаторов в модели, определяющие валютную политику, для достижения эффективной экономической стабилизации.

Работа на правительство

Белый дом решил улучшить качество монетарной экспертизы в ФРС, и когда в августе 2002 г. появилась вакансия, пригласил Бена Бернанке поработать в правлении ФРС, состоящем из семи человек. Алан Гринспен вначале отнесся к новичку настороженно — опасался критики со стороны ученого. Но всё утряслось.

Бен оказался коммуникабельным и покладистым коллегой. Он помог, например, найти компромисс в многолетнем споре членов правления ФРС по поводу требований к банкам, собирающим личную информацию о своих заемщиках. Защищая в коридорах ФРС свои взгляды на необходимость таргетирования инфляции, он, тем не менее, редко делал это темой своих выступлений на заседаниях Федерального комитета по открытым рынкам (FOMC), на которых устанавливались ставки. И Бен сумел наладить хорошие, рабочие отношения с Гринспеном, помогая ему готовить ответственные выступления.

Как член правления, он быстро завоевал признание, и его речи, по существу, наиболее часто анализировались наблюдателями. Выступления сделали его самым знаменитым чиновником ФРС после Гринспена. Так, в ноябре 2002 г., через три месяца после назначения, он выступил с докладом «Дефляция. Как сделать, чтобы она не случилась у нас?».

В тот момент инфляция была весьма низка, а рост экономики замедлился — это могло привести к дефляции. Считалось, что ФРС не способна ее предотвратить из-за недостатка инструментов: краткосрочные процентные ставки и так снизились до 1,25% и уже не могли опускаться ниже.

А Бен утверждал, что у ФРС есть и другие инструменты борьбы с дефляцией: «У США есть печатный станок, который позволяет выпускать столько американских долларов, сколько захочется, и фактически бесплатно», — что позволяет в любой момент создать инфляцию. Он также привел образ вертолета, разбрасывающего деньги с небес.

Лучше бы он этого не делал. Страсть к метафорам обернулась негативной стороной: недоброжелатели сразу же прозвали его «Бен-вертолет». С тех пор он тщательнее подбирает выражения.

Летом 2005 г. Белый дом поручил Бернанке возглавить президентский Совет экономических советников. Многие расценили это назначение как испытательный срок перед назначением на пост председателя ФРС. Бен до этого мало встречался с Бушем, тем не менее, смог заслужить расположение президента.

Надо сказать, что Бернанке всегда не любил деловые костюмы и потому сильно выделялся на фоне топ-менеджеров. Как говорят очевидцы, однажды Буш сделал замечание Бернанке, что он пришел на заседание в Овальный кабинет в темном костюме и желтых носках. Как бы поступили вы? Приняли к сведению? Но Бен всегда отличался нестандартным мышлением. Через несколько дней он пришел на очередное заседание с президентом пораньше и раздал желтые носки всем участникам встречи. Когда вошел Буш, все, включая вице-президента Дика Чейни, были в этих носках! Шутка удалась — президент засмеялся.

Врезки:

«Правительство США имеет технологию, называемую печатающий станок (или электронный аналог — его сегодняшний эквивалент), который позволяет ему производить столько долларов, сколько оно хочет и практически даром».
(Бен Бернанке, речь в Национальном экономическом клубе, 21 ноября 2002 г.)

«За время своей карьеры, отмеченной значительными достижениями, Бен проделал большую работу в сфере денежной политики: преподавал экономическую теорию в ряде наших ведущих университетов и успешно работал в совете управляющих Федеральной резервной системы. Он известен своими выдающимися интеллектуальными качествами, целеустремленностью, пользуется глубоким уважением международного финансового сообщества. Он будет прекрасным руководителем Федеральной резервной системы».
(Джордж Буш)

«Если инфляция вырастет, он ее остановит. Похоже, он является большим «голубем», чем Гринспен в условиях низких процентных ставок. В краткосрочной перспективе будет очень трудно почувствовать разницу между ФРС Гринспена и ФРС Бернанке».
(Ведущий экономист Standard & Poor's Ratings Services Дэвид Вайсс)

«Меня настораживает, что он должен стать главой Федерального резерва. Его действия будут привязаны к желаниям Буша. Буш хорошо изучил его после того, как назначил главой Совета экономических экспертов. И он чувствует, что сможет влиять на ситуацию».
(Джон Тиерни из Deutsche Bank)

«Это очень серьезный и знающий макроэкономист. Поэтому, думаю, что та гибкость, та линия, которую проводил Гринспен, сохранится и в будущем. Тем более с учетом того, что, скорее всего, рынок заложил уже это в свои ожидания, в свои прогнозы».
(Главный экономист компании «Тройка-Диалог» Евгений Гавриленков)

Автор: Никита Разумовский Сайт: www.dengi-info.com

 © При цитировании материалов ссылка на сайт dengiyar.ru обязательна.



Вернуться к списку статей